Тамар Чхеидзе: Меня пугает демократический тон и туманные заявления Бидзины Иванишвили | Агентство новостей - GHN | Агентство новостей - GHN
Тамар Чхеидзе: Меня пугает демократический тон и туманные заявления Бидзины Иванишвили
 Тбилиси 13:33 - 19.03.12 «GHN»
Распечатать1849  Pазмер:        

 Одна из известных грузинских политиков, представитель Национал освободительного движения Тамар Чхеидзе и не надеялась, что ее опыт и политическая память по достоинству может быть использована после появления на политической арене Бидзины Иванишвили и «Грузинской мечты», сообщает «GHN».

Как отметила в интервью с «GHN» одна из активных представителей Национал освободительного движения Тамар Чхеидзе, окружение Бидзины Иванишвили, так же как его «демократический тон» и его «туманные заявления» - пугают...

- Для каждого грузина, до сих пор остается невыполнимым, то что называется грузинской мечтой. Почему одна из активных представителей Национал освободительного движения Тамар Чхеидзе, не подключена к воплощению «грузинской мечты»?

- Сегодня в Грузии не такое положение, чтобы для кого-то была выгодной независимая политическая сила. Исходя из этого, и самого начала я не ожидала, что «Грузинская мечта» позовет меня, не считают это возможным и сейчас.

- Каким будет ваш ответ, в том случае если последует соответствующее предложение?

- В случае предложение, в первую очередь, мой ответ будет делом главных принципов. Я говорю это потому, что меня заставляет задумываться целый ряд позиций, некоторый из которых были выражены прямо, а некоторые - косвенно, со стороны самого Иванишвили или того или иного субъекта, которые объединены в его коалицию.

Меня заставляют задуматься их позиции по Абхазии, по вопросам демократических выборов и т.д. Исходя из этого, для меня всегда важны принципы, и гарантия того, что какие бы власти не пришли во главу Грузии, ни одна из властей не согласится занять позицию капитуляции по вопросу территориальной целостности.

- Что вы подразумеваете, и что стало поводом для подобных слов?

- Я больше всего опасаюсь того, чтобы, как со стороны властей, так и оппозиции, не было подписано какое-либо соглашение, которое внешне может быть названо восстановлением территориальной целостности Грузии, но в действительности будет содержать признание «независимости» Абхазии и Цхинвальского региона. В особенности подобная опасность существует по вопросу Абхазии.

Проблема, которая есть у России, сегодня заключается в том, что мир не признает Абхазию и Цхинвальский регион, а это создает для нас перспективу того, что хотя бы в будущем (если это не будет далеким будущим) была бы восстановлена территориальная целостность нашей страны. А подобное соглашение, может похоронить все это. Подобное соглашение будет указывать на то, что власти Грузии признали «независимость» оккупированных регионов, и уже не будет существовать проблема походов России по каким-то островам, для того, чтобы кто-то признал их «независимость». Если Грузия признает их «независимость», очевидно, что далее уже в автоматическом режиме весь мир признает эту «независимость».

- Вы видите подобную угрозу?

- Это настолько одиозная вещь, что мы даже не должны говорить о ней, однако, к сожалению, я ощущаю угрозу. Подобная мысль вообще не должна была рождаться в нормальной стране. Но, к сожалению, она родилась, и вот что я подразумеваю - раньше Республиканская партия опубликовала концепцию, в которой речь не идет прямо о независимости, речь идет о конфедерационном союзе. Конфедерация означает союз независимых субъектов, который может распасться в любое время, и в этом главное то, что сначала должно произойти признание, а то что произойдет в последствии - вопрос техники. Это страшный план.

Я рада, что насколько известно, в последствии уже не было обсуждения этого плана. Он был опубликован в свое время, но потом не повторялся. У меня есть вопрос - остается ли этот план по-прежнему в силе? И второе, что пугает, заключается в том, членом этой коалиции пока что остается Мамука Арешидзе. Если многие не понимали план республиканцев, что он собой представляет, и поверхностно невозможно было догадаться, о чем шла речь, то Арешидзе ничего не скрывая заявил - оставим в покое разговоры о том, что эта наша земля, и признаем независимыми. Я буду рада, если все отвергнут такую позицию.

- Значит, вас заставляют задуматься те люди, Которые собрались вокруг Бидзины Иванишвили?

- И люди, и некоторые туманные заявления со стороны самого Бидзины Иванишвили, хотя бы по вопросу начала войны. Естественно, что у меня очень много претензий к этим властям в связи с этой войной, но невозможно их обвинять в начале войны - на своей территории никто не сможет начать войну. Войну начинают с другим государством. Невозможно начать войну на собственной территории, и однозначно, что эту войну начала Россия.

С точки зрения демократичности, мне не нравится и тот тон, в котором он говорит. Я отрицательно оцениваю акцию 26 мая - крайне негативно! Исходя из этого, и не только этого, фигура Нино Бурджанадзе для меня не приемлема, из-за ее прорусских действий, но, несмотря на это, для меня не приемлемы и такие методы, когда тот или иной политик указывает, кто и что должен делать. Этот стиль не приемлем для меня. Само по себе действие Бурджанадзе 26 мая для меня не приемлемо, но с точки зрения демократии, явление подобного менталитета, когда человек определяет, кто должен быть активным в политике, а кто нет - походит на стиль нынешних властей.

- Исходя из всего вышесказанного, чего должно ожидать общество от «Грузинской мечты», и как вы думаете, какой может быть их роль в деле строительства грузинского государства?

- Если не оправдаются те страхи, которые существуют в связи с их высказывания и их отдельными позициями, и если они действительно займут государственную позицию, и ни на один шаг не уступят вопрос территориальной целостности, и правда борются за демократические превращения и права человека, то естественно все это может получить положительную оценку, но...

- Вы верите в это?

- Именно это я подразумеваю, когда говорю, «если этот страх не подтвердится». Я говорю это чисто с теоретической точки зрения, но, и исходя из того опыта, который я имею в политике. Крайне сложно представить, что происходит исключение, и что мы вновь не имеем дело с прежним сценарием, с которым имели дела раньше.

- Какой сценарий вы подразумеваете?

- Когда внешняя сила, заменяет одну, уже использованную силу второй, и внутри страны ничего не меняется. К сожалению, модель, согласно которой внешняя сила решает наши вопросы используя власти посредством разных механизмов, действует на протяжении всего пост-советского периода. У меня нет оснований предполагать, что эта система и эти основы изменились.

- Вероятно под внешней силой вы подразумеваете два полюса - Россию и Запад...

- Под внешними силами, я подразумеваю обоих. Для меня неприемлемо чтобы государство делала приоритетом любую внешнюю силу. Я подразумеваю обе, но вновь, исходя из опыта скажу, что для Грузии угрозой №1 является Россия, а не Америка.

Государство, которое присвоило наши территории - Россия, а не Америка. А власти, несмотря на антироссийских высказывания, в реальности на 90% делают дела России. Поэтому, у меня, волей или неволей есть подозрения, что они действовали так довольно осознанно - поэтому в большей мере я подразумеваю Россию, но для меня категорически не приемлем рабское отношение к любому внешнему государству.

«GHN», Беседовал Екатерина Момцелидзе.

 

Статьи, Аналитика
Генеральный директор Укринформ: Страна уже никогда не будет прежней
 
Интервью
Давид Арахамия: Родина там, где ты стал личностью. Для меня - это Украина
 
Бизнес

Один из двух автомобилей Maserati был выигран в казино «Шангри Ла Тбилиси»

Гиоргий Чумбуридзе: изменение валютного курса оказало влияние на покупки через интернет

Россия постепенно уходит с рынка

UWC "Дилижан" - весомый вклад в будущее

შემოგვიერთდი Twitter - ზე
 
Февраль, 2018
пнвтсрчтптсбвс
   34
1011
1718
202425